April 8th, 2020

БОРОДИНО ГЛАВНОГО ВРАЧА КОММУНАРКИ (по мотивам стихотворения Лермонтова)

— Скажи-ка, Вова, ведь не даром
Москва, спаленная китайским жаром,
Болезни отдана?
Ведь знали все про обнуление,
Про план твой боевой!
И говорят, еще какой!
Недаром помнила Россия
Про день апреля роковой!
— Да, если б не упущенное время,
То сохранилось наше племя:
Хотя болезнь и не щадила: ни хилых, ни богатырей!
Плохая представляется картина:
Немногие вернутся с карантина...
Мы слишком долго выжидали,
Досадно было, чего-то ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? Не кажем носа из квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Костюмы, маски нам завезти с чужбины
Коль русского не отыскать порой?»
Когда  ж  пришло большое горе:
Коронавирус разгулялся вволю,
Построили редут, что в Коммунарке,
Пообещав лечить больных не только в иномарке!
Чуть утро освещает корпуса
И леса синие верхушки —
Врачи уж на ногах и ушки на макушке.
Забили всех по койкам туго
И вдруг я увидАл там детства друга!
Постой-ка, брат, хлебни со мной?
Что тут хитрить, я ведь пожалуй болен;
Надолго мы теперь с тобою,
Уж постоим мы головою
За лёгкие твои!
Два дня он бился в ИВЛ-ке .
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду раздавались стоны:
«Вы будете спасать, гондоны?»
Внезапно на палату терапии
Ночная пала тень.
Прилег вздремнуть я в кабинете,
И слышно было на рассвета,
Как плакал бедный карапуз.
Но тих был сестринский покой открытый:
Кто шприц готовил, без сна убитый,
Кто просто пил, ворча сердито,
Кусая длинный ноготь свой.
Но только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за окнами кортеж.
И подполковник, что рождён был хватом:
В костюме жёлтом, прикинувшись медбратом,
Со мной в  палаты поспешил.
И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! Москва и Я, все вместе с вами !
А коль умрёте, как наши деды умирали,
То объявлю я месяц выходной!»
Мы умирать не обещали,
Хоть пальцы крестиком держали
Ведь страшно было, боже ж мой!
И грянул бой! Сквозь антисептика, аэрозоль летучий
Микробы двинулись, как тучи,
И к нам больных  свезли огромной кучей...
Единороссы с пестрыми значками,
Певицы с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.
Вам не видать таких "блатных" вовеки
Но тихо здесь вели себя, как дети,
И хладный пот на лбах у них блестел.
Звучал здесь мат,  селебрити визжала,
Рука сестёр колоть устала,
И санитарам тут ходить мешала
Гора умерших тел.
Изведал я  в тот час немало,
От вируса разбитый и усталый,
Как в рукопашный сходил я бой!..
От криков здесь дрожало всё  — как шлюхи груди;
Смешались в кучу и гастарбайтеры, и люди,
И вопли тысяч заражённых
Слились в один протяжный вой...
Вот смерклось. Были все готовы
Назавтра в бой с болезнью снова
И до конца стоять...
Вдруг отложили все смартфоны —
И откупорили флаконы.
Что ж за здоровье выпить можно...
Ведь до утра нам предстоит отчёт писать.
Живых/покойников считать.
Да, были люди в наше время
Могучее, лихое племя:
Богатыри, ВСЕ МЫ!
Плохая нам досталась доля
Немногие получат помощь вволю
Когда б на то не Вовы воля,
Не отдали б вирусу Москвы!